ВШБ ГУУ. Новости школы и её учебного центра
+7 (495) 510-65-85
+7 (495) 371-32-55
Отдел набора и договоров
+7 (985) 362-00-40
После 18:00
Заказать обратный звонок
Контакты
109542, Москва, Рязанский проспект, 99, Главный учебный корпус (вход со стороны Рязанского проспекта), 1-й этаж, от поста охраны налево до конца коридора
Проезд: станция метро "Выхино"
mba@guu.ru
Мы в социальных сетях:
Заказать обратный звонок
Отзывы
Я обучался на программе МВА в ВШБ ГУУ на специализации: «Корпоративное управление и финансы». Об обучении по программе МВА задумался в конце 90х. Рассматривал три варианта: Англия (LBS), Франция (INSEAD), Испания (IESE). Скорее всего, поехал бы в Испанию, но c подачи академика Дмитрия Семёновича Львова пришел в Высшую школу бизнеса Государственного университета управления. Мороз Юрий Николаевич
В ВШБ ГУУ есть то, чего нет у других – это клиентоориентированность! Вам важно, чтобы слушатель не просто провёл время на занятиях, а именно понял суть предмета! Это очень важно и приятно! Шишлаков Антон Владимирович
+7 (985) 362-00-40
После 18:00
Ежедневно10:00 – 18:00
Интервью Владимира Година деловому порталу Е-XECUTIVE

01 / 07 / 2013

«IT-менеджер должен потрясать коллег проницательными суждениями о бизнесе»

На программе MBI слушателей учат, как манипулировать акционерами и топ-менеджерами. Захватывающие подробности подготовки CIO и владельцев стартапов в интервью и.о. ректора Государственного университета управления профессора Владимира Година E-xecutive.ru.

Что должен уметь современный IT-руководитель? Чему он хочет научиться и как должна быть построена учеба? Собеседник E-xecutive.ru – исполняющий обязанности ректора Государственного университета управления, декан Высшей школы бизнеса ГУУ, доктор экономических наук, профессор Владимир Годин.

E-xecutive.ru: Как в мире готовят IT-специалистов высшей квалификации? Какие программы есть на рынке?

Владимир Годин: В Соединенных Штатах специализированные IT-программы стали возникать по мере роста роли технологий для бизнеса в 1980-х годах как самостоятельные образовательные продукты, а в Европе получил распространение формат MBA/MBI. В Австралии на программах MBI изучают примерно то, что на факультете вычислительной математики и кибернетики МГУ: программирование, базы данных и «ни грамма» бизнеса. Таким образом, классификация следующая: на одном фланге – MBA с компонентом IT (электронное управление или knowledge-management), на другом – абсолютно технологические программы. А посередине – MBA/MBI.

E-xecutive.ru: На какие образцы вы ориентировались при конструировании программы MBA/MBI в Государственном университете управления?

В.Г.: На три программы: Sloan School of Management в Massachusetts institute of technology в США, Erasmus University в Голландии и Queen’s School of Business в Канаде. Я посетил все эти школы, наибольшее впечатление произвела Queen’s School of Business. Там слушателям просто «сносят голову»: привели группу, раздали ноутбуки, разбили по шесть человек, разделили в замкнутом пространстве. В 20 часов показали кейс объемом 300 страниц, а в 8 утра на следующий день надо прийти с результатами работы. Когда мы открывали программу в 2001 году, на рынке уже было много программ «обычного» формата MBA или, как принято говорить, General MBA, но не было_ специализированных технологических. Поскольку я по происхождению «айтишник», я наблюдал сектор IT и видел, как компании перекупают друг у друга специалистов: сотрудник с одними и теми же компетенциями переходит из одной организации в другую за все большие деньги. Фактически шла борьба за одних и тех же людей, зарплата которых росла, чего нельзя сказать о ценности работников. Соответственно увеличивались издержки бизнеса на содержание IT-подразделений, а не отдача. Идея программы заключалась в том, чтобы предложить учебный продукт, который мог бы увеличивать ценность сотрудников для компаний.

E-xecutive.ru: Ваша программа MBA/MBI отличается от МВА по структуре, количеству учебных часов?

В.Г.: По количеству часов – нет. Существуют государственные требования к MBA по объему_ и мы должны их выполнять. Что_ касается содержания, то оно учитывает специфику аудитории. Например, в учебный план входят основные курсы по менеджменту, стратегии, среде бизнеса – очень важно, кто их читает. Почему мы приглашаем преподавать стратегию Геннадия Константинова? Потому что он, будучи доктором физико-математических наук, говорит со слушателями на понятном им языке. В число специализированных дисциплин входит множество обязательных курсов (IT Library, проектный менеджмент, управление базами данных, управление IT-подразделением…) и огромное число курсов по выбору. Поскольку есть большой выбор, слушатель может построить собственную образовательную траекторию.

E-xecutive.ru: Каков поток слушателей?

В.Г.: В среднем приходит 30-40 слушателей в год, как правило, осенний набор больше весеннего. Бывают очень молодые группы, в состав которых входят амбициозные и дерзкие ребята 26-28 лет с опытом работы после института 3-5 лет. Среди них много таких, которые намерены поменять ход своей жизни путем создания собственного бизнеса, и такие примеры есть: действительно выпускники после окончания обучения создают стартапы. Есть более зрелые, которые хотят не начинать свое дело, а укрепить карьерные позиции в компании – например, начальники IT-подразделений. Они менее подвижные, менее дерзкие, для них важно систематизировать имеющиеся знания. Таким образом, можно сказать, что на выходе – либо владелец стартапа, либо CIO. С 2001 года мы выпустили около 450 человек.

E-xecutive.ru: В каких компаниях работают слушатели?

В.Г.: В разных. Не могу сказать, что у нас учился CIO «Сбербанка», но из других крупных банков, например, из «Райффайзен банк» слушатели были. Большой поток идет из IT-компаний, таких как «Диасофт», «Ланит», IBS, «Техносерв»… Множество людей приходит из IT-подразделений реального сектора.

E-xecutive.ru: Слушатель приходит сам или его направляет компания?

В.Г.: Применительно к программе, о которой мы говорим, соотношение 25/75 в пользу частной инициативы, когда человек сам принимает решение и _ оплачивает учебу. На каком-то этапе профессионального развития он понимает, что ему нужно привести в порядок знания, осмыслить свой опыт. Мы это поняли не сразу, поэтому на старте были ошибки при выборе преподавателей и формировании учебного плана.

E-xecutive.ru: Какие?

В.Г.: Когда пришла первая группа, мы очень опасались того, что содержание программы окажется ниже требований слушателей. Поэтому, например, пригласили самого лучшего специалиста по сетям, которого можно было найти в Москве – он реализовал несколько крупных проектов, написал толстую и умную книгу. Слушатели его через четыре часа с хохотом «вынесли из аудитории». Я бросился в ведущую IT-компанию: «Дайте мне ваших специалистов, у меня программа горит». Дали. Тоже «вынесли из аудитории». Начали анализировать_ и поняли, что слушателям не нужны сети. Мы полагали, что существует предметное поле «Информационные технологии» и конструировали программу таким образом, чтобы все части этого поля были детально представлены в учебном курсе. А слушателям не интересны детали, они уже знают, как строить сети, как функционируют IT в банке… Им интересен взгляд сверху, им нужно понять, как выглядят IT с точки зрения менеджмента, как строить команды, формулировать IT-стратегию… Оказалось, что soft skills для них важнее, чем то, что мы им предлагали, и что дублировать программы факультета вычислительной математики и кибернетики МГУ нет необходимости. Я как-то выступал перед владельцами бизнеса и сказал им: «Ребята, я готовлю вам погибель, потому что учу людей, как манипулировать вами с целью защиты IT-бюджета».

E-xecutive.ru: Вы сотрудничаете с гигантами IT-отрасли в рамках этой программы?

В.Г.: Когда мы ее только начинали, то показали проект специалистам из IBM, они ее поддержали, поставили печать «Одобрено IBM». Также поступили SAP, Oracle, «Техносерв»… Первый учебный план выглядел так: приходили ведущие вендоры и интеграторы, читали лекции, вели мастер-классы. «Техносерв» и Государственный университет управления создали совместную кафедру, компания определила специальное подразделение, которое 40% своего времени было обязано тратить на нас. Была создана инфраструктура, получены лицензии на программные продукты, такие как SAP R/3, мы вступили в университетские альянсы, которые были организованы вендорами. Мы таким образом шли за потребностями этих компаний, которые готовы были принять на работу огромное число специалистов, но не уровня MBA, а уровня исполнителей. Им были интересны прежде всего студенты, и они сотрудничали с ГУУ, имея в виду, что это сотрудничество распространяется и на студентов.

E-xecutive.ru: Как выяснилось расхождение их интересов с вашими?

В.Г.: Как только мы попытались создать ряд лабораторных практик в рамках основной программы MBI, нас сразу начали «выносить». Слушатели не хотят нажимать клавиши, им интересно другое, я об этом уже сказал.

E-xecutive.ru: Но ведь в курсах по выбору у вас есть лабораторные предметы?

В.Г.: Да, но именно по выбору. Например, слушатель работает в интернет-торговле, но плохо представляет себе ERP-решения. Ему нужно – он и пойдет это изучать. А остальным в группе это не интересно. Они не хотят изучать финансовый модуль SAP или функцию контроллинга, или еще что-то в этом роде. Им интересны сравнительные характеристики разных систем, демонстрационные примеры, которые показывают, что лучше, что хуже. Они хотят понять, что эффективно, что не эффективно, им нужны обзоры. Поэтому мы решили так: хочешь потрогать руками – вот лаборатория, бери курс по выбору и изучай. Когда мы только начинали программу, я полагал, что приведу в Школу IT-монстров, заставлю их рассказывать о продуктах, и слушатели будут рады. Но как только начались кейс-технологии и монстры пришли в аудиторию, я понял, что ошибался, и что программу надо менять.

E-xecutive.ru: И монстры не удержались в программе?

В.Г.: Удержались. Есть и SAP, и Oracle, и IBM, и интеграторы, но мы для них – «побочный продукт». В первую очередь их интересуют студенты первого высшего образования: им нужны штыки, а не командиры. Поэтому вендоры присутствуют прежде всего в университете и только потом – в бизнес-школе. На рынке средний «сапер» или «ораклист» стоит дико дорого, а в ГУУ компании наблюдают за студентами и, начиная с третьего курса, приглашают их для участия в проектах. К концу учебы студент уже прошел несколько проектов, он реально знает модули SAP или Oracle и после окончания университета уходит сначала в одну компанию сразу на 60 тыс. рублей, потом его перекупает вторая, затем третья… Этот сегмент рынка труда – поточный, программа уровня MBI готовит штучных специалистов.

E-xecutive.ru: Встречаются ли на занятиях слушатели MBI и других потоков МВА?

В.Г.: Первые группы MBI мы формировали как обособленные. Сейчас мы считаем, что первый год обучения они должны учиться вместе. Конечно, у Школы есть в этом собственный мотив: таким образом мы уменьшаем затраты. Но совместное обучение дает эффект совершенно другого плана: «айтишники» вместе с другими слушают и обсуждают учебный материал, им это полезно для того, чтобы научиться разговаривать с менеджерами на одном языке и понимать их логику.

E-xecutive.ru: Это распространенная проблема для IT-специалистов – неумение говорить на одном языке с менеджерами, внутренними и внешними заказчиками?

В.Г.: Проблема распространенная, хотя свойственна не всем. Прежний образ «айтишника» – некто яйцеголовый, в белом халате, продает коллегам готовые решения – уходит в прошлое. Современный IT-менеджер должен потрясать коллег проницательными суждениями о бизнесе, заниматься формированием команд, уметь делать массу вещей, которые относятся к компетенции менеджера. Именно поэтому я считаю, что на первом курсе IT-слушатели должны заниматься в одной аудитории с представителями других специальностей.

E-xecutive.ru: Как выглядит дипломная работа у слушателей MBI? Кто руководит проектом? Кто возглавляет экзаменационную комиссию?

В.Г.: Научные руководители могут быть как от бизнеса, так и от Школы, на выбор слушателя. Классическая тема дипломной работы – «Применение таких-то информационных технологий для совершенствования работы такого-то банка или компании»: моделирование бизнес-процессов, электронная коммерция, другие IT-аспекты… Как правило, тема располагается на стыке интересов научного руководителя и слушателя. Экзаменационную комиссию возглавляет человек из бизнеса, например, глава «Техносерв» Алексей Ананьев или исполнительный директор Отраслевого центра разработки и внедрения информационных систем РЖД Леонид Винокуров.

E-xecutive.ru: Что происходит после завершения учебы? Как школа поддерживает выпускников?

В.Г.: В школе есть клуб выпускников, его работой я доволен. Журнал «Элитный персонал» по результатам опроса экспертов и решению жюри в рейтинге «Лучшие бизнес-школы двух столиц 2012» присудил клубу специальный приз редакции «Активное сообщество слушателей и выпускников». Каждый месяц в клубе выпускников проходят два мероприятия: встреча со звездой бизнеса (например, недавно выступал Джеффри Лайкер, профессор кафедры организации и инженерного обеспечения производства University of Michigan, специалист по преподаванию и внедрению японской системы бережливого производства). Второй докладчик, как правило, из числа выпускников. По всем направлениям у нас обучилось около двух тысяч человек, поэтому сформировалось сообщество, там действуют программы лояльности, они предоставляют друг другу скидки…

Беседовал Андрей Семеркин, E-xecutive

Original article: www.e-xecutive.ru

Мы доказали наши успехи
Наши выпускники
это топ менеджмент
ржд втб24 Майкрософт Комстар
альфабанк Вимм-билль-данн Азбука вкуса Газпромбанк
Мослифт JVC Каро фильм Аэрофлот
Мосэнерго Акадо inline Эконика
georgia pacific bmcsoftware ростелеком hp
Кондитеры Разгуляй абм партнер тнк bp
home credit bank сухой Билайн би эй си
сбербанк россии куда ru газпром медси
luxe media group ИОН цифровой центр Система нижфарм
неоторг
Подать заявку на консультацию
оставьте заявку и мы свяжемся с вами в ближайшее время
Заказать обратный звонок
Оставьте заявку и мы свяжемся с вами в ближайшее время